День Охи (όχι)

История праздника ОХИ

15 октября военный совет фашистской Италии утвердил план нападения на Грецию (Emergenza i - час i), который исходил из того, что страна не готова к войне, что греческий народ деморализован и не способен оказать сопротивление, что военная операция будет скоротечной и завершится победой.

Командующий итальянскими войсками, сосредоточенными на албано-греческой границе, генерал Висконти Праска заявил на военном совете "Театр военных действий дает нам возможность предпринять ряд маневров с целью окружения греческих войск, численность которых достигает примерно 30 тысяч, и позволит нам оккупировать Эпир в кратчайший срок - в течение 10-15 дней. Не исключено, что эта акция даст нам возможность уничтожить все греческие силы." По предложению Муссолини было решено инсценировать несколько пограничных инцидентов, которые могли быть использованы в качестве формального повода для вторжения в Грецию. В соответствии со "сценарием" такие инциденты были спровоцированы 26 октября на эпирской границе и в порту Саранда. В ту же ночь итальянское посольство в Афинах получило по телеграфу текст ультиматума, а 28 октября 1940 г. в 3 часа утра итальянский посол в Греции Граци вручил его премьер-министру Метаксасу с требованием "в качестве гарантии нейтралитета Греции и безопасности Италии предоставить ит{jcomments on}альянским вооруженным силам право занять несколько стратегических пунктов на территории Греции (пока продолжается война с Англией)". При этом было заявлено, что в случае отказа "сопротивление греческих войск будет сломлено оружием".

Премьер министр Греции решительно ответил на ультиматум "нет" ("охи").



Не дожидаясь ответа на ультиматум, итальянские войска в 5 часов 30 минут утра, т.е. за полчаса до истечения его срока, после интенсивной артподготовки и бомбардировки вторглись на территорию Греции на всем протяжении границы от горной цепи Граммоса и Пинда до побережья Ионического моря. 9-я итальянская армия в составе восьми дивизий,  в том числе отборных соединений "Чентавро", "Джулия" и некоторых других, при поддержке 250 танков и бронемашин и 400 самолетов обрушила всю свою мощь против малочисленных греческих пограничных частей. В ожесточенных оборонительных боях в Эпире, в горах Пинда и в Северо-Западной Македонии воины-пограничники, опираясь на самоотверженную помощь местного населения, изматывали противника, нанося ему серьезные потери.

Агрессия фашистской Италии вызвала в греческом народе мощный взрыв патриотических чувств, тесно переплетавшихся с ненавистью к фашизму. Утром 28 октября, как только стало известно о нападении Италии, жители греческой столицы вышли на улицы, повсюду возникали многолюдные демонстрации, их участники скандировали "Смерть фашизму!". Тысячи резервистов направлялись на призывные пункты, чтобы выполнить свой гражданский долг перед Родиной, оказавшейся в опасности. И так было повсюду в Греции. То было начало освободительной борьбы греческого народа, ставшей одной из самых впечатляющих страниц его истории.

За оружие тогда взялся весь греческий народ. Война приобрела характер общенационального сопротивления.

Наиболее кровопролитные бои развернулись на центральном участке фронта, где части 8-й дивизии оказали героическое сопротивление превосходящим силам противника. К местам сражений в горах Пинда стали подходить подкрепления. В ходе боев агрессор понес большие потери. К 8 ноября продвижение итальянских войск было остановлено. Греческие войска захватили инициативу и начали теснить измотанные в боях итальянские части, а 14 ноября перешли в наступление по всему фронту. На этом этапе войны в операциях участвовали с итальянской стороны 16 дивизий, с греческой - 11 пехотных дивизий, 2 пехотные бригады, 1 кавалерийская дивизия. Враг был изгнан с греческой  земли. Армия продолжала преследование противника на территории ранее оккупированной Италией Албании, где сковала силы захватчиков не менее чем на пол года.

Как писал позднее генерал С. Сарафис, "случилось то , чего никто не ожидал. Вся нация поднялась на борьбу, чтобы отразить вражеское вторжение, и ей это удалось. Эта борьба могла иметь исключительные результаты, вплоть до того, что итальянцы были бы сброшены в море, если было сделано все то, что нужно было сделать. В тот момент произошло нечто неожиданное. Речь идет не о внезапном итальянском вторжении, а о том, чего не ожидал никто, за исключением тех, кто верил в душу и силу греческого народа. Ошарашены были все: и итальянцы, и немцы, и правительство, и генеральный штаб, и даже союзники, и причиной тому был греческий народ, ставший творцом албанского эпоса".

Колебания и ошибки генерального штаба, недостаточное снабжение и нехватка оружия поставили греческую армию в сложные условия. Положение усугубилось наступлением холодов. У солдат не было в достаточном количестве теплой одежды, и многие из них, выросшие в районах с теплым климатом страдали от обморожения.

2 марта в Тирану для руководства боевыми операциями прибыл сам Муссолини, а 9 марта на рассвете началось наступление итальянских войск. 12 дивизий, в том числе одна бронетанковая, усиленные батальонами чернорубашечников, гренадеров и берсальеров, при поддержке 130 артиллерийских орудий и 500 самолетов вступили в бой против 6 греческих дивизий. Ожесточенные бои продолжались с 9 по 15 марта. Понеся огромные потери и утратив веру в возможность сломить сопротивление греческой армии, итальянские войска к 26 марта окончательно выдохлись. "Весеннее наступление" окончилось полным провалом. За период военных действий на албанском фронте в 1940-1941 гг. Италия потеряла 20 тыс. убитыми, 20 тыс. пленными и примерно в 3 раза больше ранеными.

Героическое сопротивление греческого народа сорвало итальянские планы оккупации Греции, нанесло серьезный удар по престижу фашизма в целом. 10 июня 1941 года Муссолини заявил: "Случай с Грецией был одним из тех, которые заставляют сказать, что никакое предвидение не является безошибочным. Откровенно говоря, греческие войска сражались храбро".

К.А Шеменков "Греция: Проблемы современной истории". М - 1987